Материнство — Лечение бесплодия — Аборт - бесплатно, лечение бесплодия - за деньги...


 
Аборт - бесплатно, лечение бесплодия - за деньги...

Аборт - бесплатно, лечение бесплодия - за деньги...

Мы продолжаем цикл "бесед с корифеями", которые проводит в редакции  академик РАМН Юрий Лисицын. Сегодняшний собеседник Юрия Павловича - директор Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН вице-президент РАМН Владимир Кулаков (на снимке слева). Разговор двух академиков начался с демографической ситуации в России и влияния на нее состояния здоровья женщин. 

- Владимир Иванович, Президент России в своем Послании к Федеральному Собранию говорил о драматической демографической ситуации в стране, которая может привести к тому, что через два десятилетия население страны сократится на 20-25 млн человек, а через 50 лет численность русских уменьшится вдвое. В 16 развитых странах мира смертность также преобладает над рождаемостью, но нигде нет такого катастрофического разрыва, как в России, - 7 на 1000 населения. Не секрет, что здоровье женщин в нашей стране меняется в неблагоприятную сторону. Вам, как главному акушеру-гинекологу Минздрава России, известно это лучше, чем кому бы то ни было. Как вы считаете, связана ли демографическая ситуация с ухудшением здоровья женщин, высоким числом абортов? 

- Начну со статистических данных. Из 145 млн россиян женщин 78 млн (53%), из них репродуктивного возраста (15-45 лет) - 37,5 млн, 45-60 лет - 29 млн. Женское население страны стареет, средняя продолжительность их жизни составляет 72,5 года. К 2015 г. в России будет уже 40 млн женщин, находящихся в климактерическом периоде. Несмотря на то, что женщины живут в среднем на 12 лет дольше мужчин, их заболеваемость остается очень высокой, что сказывается на здоровье детей - в России рождается лишь 30% здоровых новорожденных. 

Все чаще врачи имеют дело с нарушениями репродуктивной функции. Среди их причин на 1-м месте находятся осложнения после перенесенных абортов. Аборты в 10-15% случаев дают различные осложнения, в 6-7% - приводят к бесплодию. Хотя в последние годы число абортов в нашей стране снижалось, их по-прежнему делается много по сравнению с западными странами - 2,5 млн в год, при этом не учитываются прерывания беременности в виде аспирации при задержке менструации до 14 дней. Аборт по-прежнему остается главной причиной материнской смертности, в ее структуре он занимает 30%. 

В России в год происходит около 1,2 млн родов, а чтобы нормально воспроизводить население, нужно еще 700-750 тыс. новорожденных. Между тем если в 1994 г. на 100 женщин фертильного возраст приходилось 9,8 родов, то в 2001-м - 8. В ряде крупных городов, например в Москве, рождаемость немного повысилась, но даже с учетом этого сегодняшние показатели вдвое ниже уровня 70-80-х годов прошлого столетия. 

- Какие вы видите выход из этой демографической "ямы"? 


- Во-первых, необходимо пересмотреть отношение государства к охране материнства и детства, эта служба должна полностью финансироваться государством. При нынешней демографической ситуации нельзя считать нормальным, когда женщина вынуждена платить за роды, за свои деньги приобретать необходимые для нее лекарства. Впрочем, в последнее время Минздрав России очень активно оказывает поддержку нашему центру: если раньше мы получали около 20% необходимого финансирования, то сейчас в два раза больше. Поэтому в настоящее время у нас все койки заполнены, погашены долги перед фармацевтическими фирмами. 

На мой взгляд, платными роды могут быть только тогда, когда родильный дом предоставляет такой сервис, как одноместная палата, дополнительный медперсонал, доступ родственников без ограничений во время подготовки к родам. Во всех остальных случаях взимание платы за родоразрешение недопустимо. Ведь дети рождаются, как правило, в молодых семьях, которые только-только становятся на ноги. Да и нельзя забывать о том, что каждый малыш уже самим фактом своего рождения приносит пользу государству. 

В нашем центре до 17% новорожденных требуют интенсивной терапии и реанимации. Для лечения внутриутробных инфекций и пороков развития у нас нет антибиотиков 4-го поколения, нет сурфактанта, одна ампула которого стоит 1000 долл. А ведь промедление в течение нескольких часов приводит к тому, что возникают осложнения, действующие как на психическое, так и на физическое развитие ребенка. Надо с самого рождения уделять этим детишкам больше внимания. А у нас утверждается программа "Здоровый ребенок", я не против нее, но почему в ней не нашлось места больным детям, которых у нас 70%? 

- Какие еще программы в области акушерства и гинекологии вы считаете наиболее важными? 


- Назрело принятие программы "Женщина переходного периода". Ведь у женщин, вступающих в климактерический период, в 10 раз чаще встречаются сердечно-сосудистые заболевания, в 6-7 раз - переломы шейки бедра в связи с остеопорозом, урогинекологические заболевания (недержание мочи наблюдается у каждой 5-й женщины в этом возрасте). Чтобы улучшить качество их жизни, необходима гормонозаместительная терапия, которая служит эффективным средством профилактики злокачественных новообразований, эндометриоза. Поскольку ни одно российское предприятие гормональные препараты не производит, их приходится ввозить из-за рубежа. В связи с этим такую терапию получают в России лишь 5-6% женщин, которые в ней нуждаются. 

Еще одна важная программа - по лечению бесплодия. По самым скромным подсчетам, им в России страдают около 6 млн женщин, оставленных один на один со своей проблемой. Получается парадокс - проведение абортов фонды ОМС оплачивают, а бесплодие женщинам приходится лечить за свои деньги. По всей стране необходимо создавать центры по лечению бесплодия, помогать им с оборудованием, реактивами. Мы должны освободить женщин, которые хотят рожать, от непосильных для них расходов. Благодаря таким мерам мы можем увеличить число здоровых новорожденных на 100-200 тыс. человек в год. Эти дети будут желанными в семье, родители станут уделять внимание, они получат хорошее образование. Разве государство в этом не заинтересовано? 

- Наряду с федеральными должны приниматься и региональные программы по этим направлениям. Например, в Самарской области есть прекрасная программа по профилактике детской беспризорности. Хорошо бы этот опыт распространить на всю страну... 

- Успех эти программы ждет только в том случае, если за их выполнение будут отвечать конкретные люди. То есть необходимо проанализировать показатели за несколько лет выполнения той или иной программы и решить вопрос, целесообразно ли ее финансировать в дальнейшем, по чьей вине не оправдались возложенные на нее ожидания. Я не знаю случая, когда кто-нибудь понес моральную или материальную ответственность за провал в реализации какой-либо программы. В этом смысле я выступаю за жесткую вертикаль власти. 

- Владимир Иванович, хотелось бы услышать ваше мнение о перспективах экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). В мире родилось около 5 млн "детей из пробирки", точных цифр по России я не знаю, но думаю, это в пределах нескольких тысяч. 

ЭКО может лечить все виды бесплодия и уже давно завоевало "право гражданства" во всем мире. Я считаю, что центры экстракорпорального оплодотворения должны быть во всех городах с населением более 500 тыс. человек. Пока же в России таких центров всего 12 (для сравнения: в такой небольшой стране, как Израиль, около 100). 

Первый в мире "ребенок из пробирки" родился в 1978 г. в Великобритании, в СССР - в 1986 г. в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии. Миллионы рожденных с тех пор с помощью ЭКО детей ничем ни физически, ни психически не отличаются от своих сверстников. Всего в нашем центре родилось около 5 тыс. таких детей, а в целом в стране - не более 10 тыс. Между тем только наш центр может помочь родить здорового ребенка 500-600 бесплодным женщинам, а если распространить эту технологию на все регионы, то счет будет идти на десятки тысяч. В прошлом году Минздрав России оплатил нам лечение методом ЭКО для 20 женщин, в этом году квота увеличена на 100. 

Несмотря на то, что ЭКО на первый взгляд кажется дорогостоящим методом лечения (одна попытка стоит 1,5-2 тыс. долл.), оно обходится дешевле обычных технологий, которые применяются годами, но обычно без видимых результатов. А благодаря ЭКО у подавляющего большинства женщин в течение полугода возникает беременность. Я вижу в этой технологии реальную возможность улучшения демографической ситуации, поэтому в России необходимо создать сеть центров акушерства и гинекологии, которые будут заниматься не только лечением бесплодия, но и профилактикой нежеланной беременности, контрацепцией. 

- В России только 7% женщин пользуются гормональными контрацептивами, а в западных странах - 70%. Не в этом ли основная причина того, что на одни роды у нас приходится два аборта? 

- Гормональная контрацепция является наиболее эффективной и безопасной. Она нормализует менструальный цикл, препятствует развитию доброкачественных опухолей. Программа по планированию семьи, которая реализовывалась в нашей стране в 90-х годах прошлого века, предусматривала централизованную закупку контрацептивов для молодежи из групп риска. Во многом благодаря этой программе удалось снизить количество абортов в России, но, к сожалению, ее финансирование было прекращено по решению Госдумы, которая усмотрела в ней пропаганду свободного секса. 

- Сегодня в регионах страны можно наблюдать самую пеструю картину со службой охраны материнства и детства. В одной территории функционирует современный перинатальный центр, оснащенный всем необходимым, а в соседней врачам приходится принимать роды в экстремальных условиях. 

- Здесь все зависит не столько от финансирования, сколько от позиции руководителей органов управления здравоохранением. Например, если в регионе рождается много детей с синдромом Дауна, надо проанализировать, почему это происходит. Скорее всего, плохо поставлена диагностика врожденных и наследственных заболеваний. Но ведь гораздо выгоднее проводить скрининг беременных, чем потом затрачивать большие средства на содержание таких детей. К тому же не надо забывать, что с каждым годом пациенты становятся все более грамотными, и чаще, чем раньше, предъявляют иски лечебным учреждениям. Если врачи просмотрели синдром Дауна, то пациентка вправе требовать от них компенсации за нанесенный ущерб. 

- Вопрос о персональной ответственности сложно решить, видимо, потому, что главный педиатр и акушер-гинеколог в территориях работают, как правило, на общественных началах. Так же, как и главный акушер-гинеколог Минздрава России... Владимир Иванович, вы являетесь директором многострадального центра, где до вас часто сменялись руководители, состав сотрудников. С вашим приходом обстановка стабилизировалась. Я знаю, что в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии развивается много перспективных научных направлений. Расскажите об основных. 

- Наш центр - старейший в академии, организованный одновременно с АМН в 1944 г. На нашей базе работал первый президиум АМН СССР. Высокой оценкой нашей работы в последние годы было присуждение трех премий Правительства РФ. Первой из них мы были удостоены в 1996 г. за разработку методики лечения бесплодия, второй - в 2000 г. вместе с нашим коллегами из Российского кардиологического научно-производственного комплекса МЗ РФ и Медицинского центра УД Президента РФ за внедрение в акушерско-гинекологическую практику экстракорпоральных методов дезинтоксикации, новых технологий заготовки крови для профилактики инфекционных заболеваний у новорожденных. 

И, наконец, в прошлом году мы были удостоены третьей премии Правительства РФ за внедрение в широкую практику методов лапароскопической диагностики и хирургии. Это направление, которое мне, как хирургу, особенно близко, мы начали развивать еще 15 лет назад. Тогда нам помогли западные фирмы с оборудованием, обучением медицинского персонала. Первыми в стране наши хирурги-гинекологи начали делать лапароскопические операции на прямой кишке, мочевом пузыре, провели такие операции, как лапароскопические аппендэктомия и холецистэктомия. Впервые в России в 1993 г. я сделал лапароскопическую гистерэктомию, которая сегодня стала почти рядовой. В настоящее время более 70% операций в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии делаются с помощью лапароскопического доступа. В этом году мы проводим уже 14-й конгресс по лапароскопической хирургии, на который собираются специалисты из всей России, чтобы ознакомиться с последними достижениями в этой области. И любой хирург, обладающий самолюбием, увидев, что кто-то делает лапароскопическую экстирпацию матки (а в нашем центре таких еще вчера считавшихся уникальными операций сделано около 1000), захочет этому тоже научиться. 

Я считаю глубоко ошибочным принятое в 60-х годах решение о выводе гинекологических отделений из структуры родильных домов. Возьмем простейшие ситуации: при родах у женщины возникает разрыв прямой кишки или при кесаревом сечении задет мочевой пузырь. Что, срочно приглашать хирургов-урологов и проктологов? У специалистов нашего центра в таких ситуациях никаких затруднений не возникает, поскольку они прекрасно умеют выполнять операции при сочетанной патологии. Много внимания мы уделяем и молочным железам: выделение маммологии из общей службы акушерства и гинекологии привело лишь к тому, что у нас резко увеличился уровень заболеваемости раком молочной железы. Во всем мире этим органом занимаются именно гинекологи, ведь его патология гормонально обусловлена и связана с гинекологическими заболеваниями. 

- Как вы относитесь к такой новой технологии, как использование стволовых клеток? 


- Что касается эмбриональных стволовых клеток, то эффективность их применения при лечении синдрома Дауна, болезни Паркинсона и других заболеваний оказалась, мягко говоря, сомнительной, и легализация их широкого применения была бы ошибочной. Тем более недопустимо, когда во многих регионах страны эту не прошедшую клинических испытаний технологию ставят на коммерческие рельсы. Более перспективными я считаю стволовые постнатальные клетки, которые можно выделить из клеток спинного мозга, пуповинной крови и лагун плаценты и хранить в течение многих лет, чтобы потом использовать для лечения инфарктов миокарда, нейродегенеративных заболеваний. Ведь в экспериментах было убедительно показано, что стволовые клетки трансформируются в кардиомиоциты, нейроны и могут замещать погибшие в результате той или иной патологии клетки. Думаю, через 2-3 года появятся первые генноинженерные препараты из этих клеток. В России сейчас разрабатывается совместная программа Минздрава и РАМН по исследованиям стволовых клеток, и с ее реализацией я связываю большие надежды.


Добрый день, уважаемые мамы и папы. Вас приветствует администрация сайта Материнство. Если вы находитесь на этой странице, значит вам интересна статья Аборт - бесплатно, лечение бесплодия - за деньги... ?можете поделиться с друзьями в соц сетях.


Возврат к списку


Материалы по теме:

 
Яндекс.Метрика